Гавриил Державин
 

Воронова Л.Я. Г.Р. Державин и литература его времени в оценке А.С. Архангельского

Профессиональные научные интересы А.С. Архангельского, профессора Императорского Казанского университета, долгое время были связаны с изучением исключительно древнерусской словесности в ее контактах с византийской и южнославянской письменностью. Именно как специалист по древнерусской литературе он был известен в научных кругах Казани, Москвы, Санкт-Петербурга.

Первой работой Архангельского по XVIII веку стала статья "Державин Г.Р.", опубликованная в "Энциклопедическом словаре" в 1893 г. [Брокгауз; Ефрон: 462 — 468]. Она и положила начало новому направлению в его научных исследованиях.

А.С. Архангельский выходит за рамки энциклопедической статьи. Опираясь на исследования Н. Полевого, В. Белинского, Я. Грота, А. Пыпина и др., он представляет развернутый очерк жизни и творчества поэта, цель которого — дать объективную оценку Державину, снять с него клеймо "льстивый царедворец". Очерк включает характеристику мировоззрения поэта, нравственных и деловых качеств, анализ конкретных произведений и основных тенденций поэзии Державина. Четко обозначены основные этапы его творчества, затронуты вопросы тематического и жанрово-стилистического своеобразия, традиций и новаторства Г.Р. Державина как поэта и драматурга. Широкий общественный, литературный и бытовой контекст позволили Архангельскому показать Державина как человека своей эпохи, как гражданина и поэта России второй половины XIX века.

Очерк ценен и многочисленными характеристиками деятелей эпохи Державина, среди которых Потемкин, Зубов, Дмитриев, Львов, Хемницер, Капнист и, конечно, Екатерина II. Некоторые из указанных лиц станут героями следующих исследований Архангельского.

В 1894 г. увидели свет очерки и материалы "Русский театр XVIII века" [Архангельский 1894]. Интерес Архангельского к театру можно объяснить общей тенденцией в науке, когда тесная связь истории русского театра с филологией, и историей русской литературы в особенности, способствовала постепенному формированию истории русского театра как научной дисциплины. Разработкой проблем последней занимались А.Н. Пынин, Н.Г. Тихонравов, П.О. Морозов, А.Н. Веселовский и др. Вместе с тем, на наш взгляд, можно говорить о прямом влиянии на Архангельского конкретных людей, которые и "заразили" его театром: Н.Н. Булича, И.А. Шляпкина, Н.И. Стороженко, Е.Н. Опочинина. Архангельский широко использовал труды отечественных и зарубежных ученых, как и результаты собственных исследований, о чем свидетельствуют обширные постраничные примечания. Ценность его работы заключается, главным образом, в тщательно проверенном и систематизированном материале по истории русского театра, начиная от петровского периода вплоть до начала XIX века. Драматургии эпохи Державина посвящена вторая часть статьи.

Особенность методологии Архангельского состоит в том, что он сочетает принципы культурно-исторической школы со сравнительно-историческим методом. Так, Архангельский видит следы "Расинова театра" в трагедиях Сумарокова, воздействие европейской "слезной" мещанской драмы на формирование русской комедии и, в частности, влияние драматургической теории Дидро на творчество Лукина и Фонвизина. Однако Архангельский не разделял точки зрения А.Н. Веселовского о "явном плагиате" русских драматургов и убедительно доказывал их "стремление к народности". Несомненным достижением Фонвизина признается использование жанра комедии как средства социальной сатиры и утверждения позитивного общественного идеала. "Русская драма впервые получала в них глубокое общественное содержание, театр впервые делался в строгом, серьезном смысле национальным <...>" [Архангельский 1894: 751].

Уделяется внимание в очерках и вопросам сугубо театральным: состояние репертуара театров, состав труппы, содержание театров, качество декораций, поведение публики на спектаклях, формирование театральной критики и т.д.

Более обстоятельный анализ состояния культуры времен Державина дан в речи Архангельского, посвященной 100-летию со дня кончины Екатерины II. Она была прочитана на торжественном собрании Императорского Казанского университета 24 ноября 1896 г. и издана в 1897 г.

Полемизируя с современниками, негативно оценивавшими эпоху Екатерины II и ее деятельность, Архангельский, уверенный в том, что "из-за отдельных фактов нельзя забывать общего дела", последовательно демонстрировал наличие "несомненного роста", который сделан был за вторую половину XVIII в. литературой и общественной мыслью, и значение просветительских мер императрицы [Архангельский 1897: 59]. Выделяя исследование Архангельского из многочисленных юбилейных публикаций, В. Каллаш отмечал: "За книгой Архангельского чувствуется продолжительная, сложная и вполне самостоятельная работа, которую давно бы уже следовало сделать. Несмотря на свою сжатость и суховатость, она рисует довольно яркую картину и производит сильное впечатление" [Каллаш 1838: 15]. И хотя Каллаш не разделял оптимистических выводов Архангельского относительно некоторых итогов Екатерининской эпохи, тем не менее именно ему было поручено написание главы по драматургии этого периода для "Истории русского театра".

Раздел А.С. Архангельского "Драматругия Екатерининской эпохи" самый большой не только по объему — более 100 страниц, но и по охвату материала [История ... театра 1914: 211 — 316]. Прослеживается полувековая эволюция русской драмы от псевдоклассической трагедии до комической оперы, "со строгостью, достойной "теории словесности"", автор "различает разные виды драмы" [Сакулин 1915: 298], останавливается не только на творчестве известных драматургов, но и на пьесах второстепенных и неизвестных писателей. "Обзор проф. Архангельского, — отметил Сакулин в рецензии, — можно бы назвать почти исчерпывающим, если бы автор не принужден был сознательно ограничивать себя, чтобы не повторять того, что скажут вслед за ним проф. Сиповский и акад. Веселовский" [Сакулин 1915: 296]. П.Н. Сакулин упомянул о намерении Архангельского издать в ближайшее время монографию о драматургии екатерининского времени [Сакулин 1915: 295], но, видимо, Архангельскому так и не удалось осуществить задуманное.

Во всех исследованиях, посвященных литературе и деятелям XVIII века, в лекционных курсах на историко-филологическом факультете Казанского университета Архангельский возвращался к Державину: здесь оценка творчества, цитирование произведений, ссылки на воспоминания и т.д. Символично, что с именем Державина он связывал начало формирования коллекции будущего Музея Общества любителей русской словесности в память А.С. Пушкина при Казанском университете. В марте 1900 г. Архангельский ходатайствовал перед ректором о передаче личных вещей Державина (письменного стола, кресла и чернильницы), хранящихся в библиотеке университета и Лиры поэта (из городского музея) в ведение Общества для основания музея [НА РТ. Д.10107: 1.23]. А в 1916 г. он выступит в качестве редактора юбилейного сборника, подготовленного и изданного в Москве [Державин 1916].

Литература

Архангельский А.С. Русский театр XVIII века (Очерки и материалы) // Русское обозрение, 1894. — Т.27. — N5. — С.253-284; N6. — С.731-761.

Архангельский А.С. Императрица Екатерина II в истории русской литературы и образования. — Казань, 1897.

Державин: Сб.ст. / Под общ. ред. А. Архангельского. — М., 1916.

История русского театра / Под ред. В.В. Каллаша и Н.Е. Эфроса, при ближайшем участии А.А. Бахрушина и Н.А. Попова. Художественной частью заведует К.А. Коровин. — М., 1914. — Т.1. — С.211 — 316.

Каллаш В.В. [Рецензия] А.С. Архангельский. Императрица Екатерина II в истории русской литературы и образования. — Казань, 1897 // Вестник воспитания. — 1898. — N7. — Отд.II. — С.15-29.

НА РТ. Ф.977. Оп.Совет. Д.10107.

Сакулин П.Н. [Рецензия] История русского театра / Под ред. В.В. Калаша, Н.Е. Эфроса: // Голос минувшего. — 1915. — N10. — С.293 — 300.

Энциклопедический словарь / Изд. Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон: Т.Х: Давенпорт. — Десмин. — СПб., 1893. — С.462 — 468.

Яндекс.Метрика © «Г.Р. Державин — творчество поэта» 2004—2018
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | О проекте | Контакты