Гавриил Державин
 

20. Открытие театра в память учреждения училища

С торжеством открытия училища тесно связано празднество, устроенное губернатором в память этого события через два месяца, именно в день ангела императрицы, 24-го ноября. Это был спектакль, данный в доме Державина (так как театр еще не был отстроен) с помощью любителей и доморощенных артистов, причем, однако, изготовление декораций и костюмов было уже на попечении штатного механика Барзанти, которому в живописи помогали крепостные люди Ниловых и Сабуровых. Этим спектаклем совершилось и открытие тамбовского театра. С нравоучительною целью избрана была к тому комедия «Так и должно» как сочинение бывшего директора Казанской гимназии Веревкина, и притом пьеса, направленная против подьячих и крючкотворцев, которых Державин застал немало в Тамбове. Но перед этою комедией представлен был пролог, имевший отношение к главной идее праздника и написанный самим губернатором. Содержание его было аллегорическое: малообразованное тамбовское общество означал дремучий лес, просвещение являлось в виде Гения, театр олицетворяли Мельпомена и Талия. Прежде всего на сцену выходит Петр Великий в образе пустынника. Гений говорит, что

  ...Некогда вертеп сей дикий
Пустынник ревностный, могущий и великий,
Очистя, проложил дорогу в нем и след
Неслыханным трудом и попеченьем дивным.

Но после него еще долго лес

Едва лишь освещенным был,
Иль только просвещенным слыл;
Но наконец великое светило,
Взошед на высоту небес,
Свой лучезарный блеск спустило
  На этот лес.

От Белых вод до Черных,
От тихих до сердитых,
Бегут толпы угрюмых туч;
В пещерах самых темных,
В норах, почти совсем забытых,
Сверкает светозарный луч!
Препоны нет ему нигде...

Потом Гений приглашает себе в помощь Мельпомену и Талию, которым говорит между прочим:

Где грубы головы, сердца не смягчены,
Законы кроткие там тщетно изданы:
Вы умягчайте их игрой своей и тоном,
И просвещению, наукам и законам
Подпорой будьте здесь.

Он подает Мельпомене кинжал, Талии — маску. Талия в ответ говорит:

  Я знаю, должность в чем моя.
Под ней сокрывшись, я, как будто не нарочно,
Все то, что скаредно, и гнусно, и порочно,
И так и сяк ни в ком никак не потерплю.
Не в бровь, а в самый глаз я страсти уязвлю...
И буду только тех хвалою прославлять,
Кто будет нравами благими удивлять,
Себе и обществу окажется полезен...
Будь барин, будь слуга, но будет мне любезен.

В последней сцене лес исчезает; на место его является народная площадь с великолепной колоннадой, в конце которой виден храм просвещения, а по обе стороны его два обелиска, один с именем Петра Великого, другой с именем Екатерины II. Вдоль колоннады становятся мальчики и девочки в белых платьях с гирляндами; Гений занимает трон, поставленный в храме; Талия и Мельпомена располагаются на ступенях его. Пролог кончается хорами в честь Петра и Екатерины.

Пустынника представлял Беклемишев, Гения — девица Бибикова, Мельпомену и Талию — девицы же Орлова и Чичерина. Из прочих девушек особенно отличалась своею образованностью и талантами Анна Николаевна Свечина, которая участвовала собственно в музыкальной части представления.

Мы должны теперь возвратиться к учреждению училищ в Тамбовской губернии и упомянуть еще о некоторых связанных с этим событием обстоятельствах.

Яндекс.Метрика © «Г.Р. Державин — творчество поэта» 2004—2018
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | О проекте | Контакты