Гавриил Державин
 

Удовольствие от способностей воображения

К наиболее распространенным интерпретациям Жизни Званской относится понимание этого текста как своеобразного «микрокосма» — метафоры человеческой жизни, четыре возраста которой «переведены», как это нередко бывает в произведениях усадебной поэзии, на язык четырех времен суток, последовательно представленных в стихотворении. Совместив подобное прочтение текста с представлением о его итоговом характере, сформулированном Пумпянским, мы можем увидеть в развертывании «картины жизни званской» от первых строф к последним — своеобразный конспект державинской лирики, данный в развитии. При всей условности предложенной модели, она позволяет лучше понять динамику стихотворения, в котором прожитый с утра до вечера день становится метафорой не только человеческой, но и поэтической жизни. Текст движется от высокопарного — к забавному, от цельного — к фрагментарному, от риторического — к непосредственно переживаемому и правдоподобному, следуя, в общих чертах, биографии державинской музы. Направляющей этого движения (не доведенного, впрочем, до своего логического конца) оказывается смещение готовых смыслов, поворот от заданного видения к своему собственному, наполнение (а иногда и переполнение) фигур и тропов новым чувственным содержанием1.

Можно сказать иначе: державинское стихотворение движется от «скромного взгляда» — к пытливому, недоверчивому, расчленяющему взору. «Жизнь Званская» предстает не только «динамическим конспектом» державинского творчества, но — в самом общем виде — сокращенным вариантом пути, пройденного европейской эстетикой от неоклассицизма, целокупного и возвышенного, — к предромантизму, фрагментарному и дробящему все вокруг себя. Вероятно, освоение этого пути Державиным от 1770-х к середине 1800-х годов лежит в основе отмечаемого исследователями его творчества поворота от означающего к означаемому, от «готового слова» — к слову, из которого необходимо «извлекать смысл» (Михайлов 1997, 510—511).

Примечания

1. Тонкий анализ механизма «наполнения готовой темы чувством» в поэзии Державина см.: Алексеева 2005, 317 ff. Так, анализируя принципы создания поэтического пейзажа в стихотворении «Ключ» (1779), исследовательница пишет: «Отталкиваясь от готовых слов Ломоносова, Державин вдруг увидел новое и ранее невиданное. Он представил стоящую за словом картину. Новый пейзаж был подсказан словом. <...> Слова, взятые у Ломоносова, вдруг начинают передавать чувственное восприятие мира» (Там же, 317).

Яндекс.Метрика © «Г.Р. Державин — творчество поэта» 2004—2018
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | О проекте | Контакты