Гавриил Державин
 

«Добро лишь для добра творить...»

Дулов — невзрачная, смахивающая на некрупную обезьяну фигура в красном казакине и черных котах — быстро испортил воздух в кабинете. Державин на нюх не переносил именно эту вонючую смесь маринованного чеснока и плохой сивушной водки.

— Я крепостного мальчика Петрова сына Матвея отослал нынче к уездному предводителю с передачей его вам, как собственнику. А вызвал с тем, чтоб предупредить, ежели вы и далее с детьми столь жестоким образом обращаться станете, не имея к ним милосердия, то я поступлю с вами по закону.

— Помилуйте, ваше превосходительство, каким законом? Я над ними круглый господин, волен в жизни или смерти! Что ж, по-вашему, уж и высечь нельзя? Так они, бестии, только того и ждут. Работать прекратят совсем, если розог для острастки не давать в неделю раз. Есть у меня в Борщах повариха Акулька. Пока ее не выдерешь, как того следует, борща справного ни в жизнь не сварит.

Или недосол допустит, а то гороху черного заместо фасоли напустит.

Державин, превозмогая отвращение, подошел к Дулову:

— А для чего детей малых бьешь? Ребенок еще грехов набрать не успел. Будь моя воля, я бы тебя самого высек, как Сидорову козу, вернее, как козла!

Помещик перепукался, отскочил от наместника, но тут же запел недовольно:

— А вы как же без конюшни обходитесь? У вас, указывали, по последней сказке тыща душ?

Неужто не сечете никого? Свежо преданье. Я, ваше превосходительство, видя нерадение какое или бездельство, впадаю в некоего рода исступление. А если начинаю плеткой махать, то уж остановиться не могу...

Может, это некоторого рода болезнь? Неистовство нападает неостановимое! А уж коль кровь увидится, то совершенное бешенство приходит, и до смерти забить могу.

Державин не выдержал и, вырвав у Дулова конскую нагайку, принялся охаживать ею:

— Куликовать надо меньше. Ты сейчас у правителя, и то пьян. От водки излишней у тебя и происходят неистовства и исступления. Пьяница ты жестокосердный! И ничего более. Не зря у меня душа не лежала Матвея тебе отдавать, замордуешь парня. А парень хороший, смышленый и души доброй, ласковой. Смотри, пальцем тронешь — по Сибирке пойдешь, можешь на меня положиться.

Дулов не перечил, только прикрывал голову. Маловат по чину и весу против правителя идти, себе дороже обойдется. Глупость всегда дороже мудрости.

Яндекс.Метрика © «Г.Р. Державин — творчество поэта» 2004—2018
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | О проекте | Контакты