Гавриил Державин
 

Азбукина А.В. Семантика образа птицы в поэзии Г. Державина

Г. Державин — поэт-новатор. Как отмечает А.В. Западов, он ввёл в литературу "забавный русский слог", умело сочетал лирику и cатиру, просторечие и высокий стиль, необычайно расширил тематический диапазон русской поэзии, в полном смысле слова сблизил поэзию с жизнью [Западов 1979: 179]. Значителен вклад Державина и в изображение природы. Если у поэтов-предшественников (Ломоносова, Тредиаковского, Сумарокова) природа не играла заметной роли и присутствовала лишь как некий условный фон, то Державин стал изображать природу как живое и полнокровное единство.

Ещё обучаясь в Казанской гимназии, Державин выучился играть на скрипке и увлёкся живописью, однако в последующие годы военная служба заставила его прекратить эти занятия. Но эти навыки не забылись и своеобразно преломились в творчестве поэта. Державин изображает природу яркой, красочной, постоянно меняющейся, звучащей на разные голоса. Последнее особенно примечательно, так как, пожалуй, никто из русских поэтов до него так часто не обращался к образу птицы. В стихах поэта находим соловья ("Соловей", "Соловей во сне", "Обитель Добрады", "Возвращение весны"), ласточку ("На смерть Катерины Яковлевны...", "Ласточка"), орла ("Заздравный орёл", "Лето"), павлина ("Павлин"), журавля ("Возвращение весны"), пеночку ("Пеночка"), ворона ("Лето"), лебедя ("Лебедь"), сокола ("Похвала комару"), синицу ("Синичка"), снегиря ("Снигирь").

Почему же Державин обратился к образу птицы, какую роль он играл в его творчестве?

На наш взгляд, уже само использование этого образа было своеобразным вызовом классицистическим традициям. Ведь поэты-предшественники считали, что "птички", "ручейки", "овечки", "пастушки" и т.п. являются незначительными предметами в поэзии. Воспевать нужно героев и монархов, великие битвы и исторические события. Поэзия должна быть "гремящей", "громоподобной". "Гремящий в оде звук, как вихорь, слух пронзает..." — писал в эпистоле "О стихотворстве" Сумароков. Державин в своем представлении о поэзии опирался не столько на Буало, как Сумароков, сколько на новейшего эстетика Ш. Баттё, который считал, что поэзия должна быть не только полезной, но и приятной [Серман 1967: 25].

Свои взгляды на назначение поэзии Державин раскрывает в цикле стихотворений, посвящённых соловью ("Соловей", "Соловей во сне", "Обитель Добрады"). Эти стихотворения он называет "одами" и считает возможным воспевать такой незначительный, казалось бы, предмет, как соловьиное пение. По мнению поэта, соловьиное пение является прообразом новой "сладкозвучной", "сладкогласной" лирики, идущей на смену "громозвучной", "громоподобной" одической поэзии. Например, Г. Державин пишет в одном из своих трактатов, что поэт "должен заботиться о чистом и гладкотекущем слоге, чтоб он лёгок был к выговору, удобен к положению на музыку и к изображению всех прелестей." [Сакулин 1919: 252]). Державин призывает поэтов "подражать природе" и в качестве высшего образца для себя избирает соловьиное пение ("Соловей" [Державин 1957: 231]).

Указанные стихотворения интересны также и тем, что Державин отказывается в них от условного, эмблематического изображения соловьиного пения и идёт по пути реалистического воспроизведения действительности.

Державину важно воспроизвести мелодику соловьиного пения, заставить читателей насладиться гармонией этих звуков. Как же поэт этого достигает? Исследователь П.Н. Сакулин указывает, что Державин, например, в стихотворении "Соловей во сне" ни разу не использует звук (р), стремясь как нельзя более точно передать сходство своего произведения с соловьиной песней [Сакулин 1919: 254-255].

Интерес Державина к окружающему его миру природы, живописность его поэзии ярко проявились и при изображении других птиц. В качестве примера рассмотрим два стихотворения — "Возвращение весны" и "Лето". Здесь, помимо соловья, находим таких птиц, как журавли, ворон, орел. Какую же функцию выполняют эти птицы в стихотворении? Прежде всего следует отметить, что включение птиц в пейзажную зарисовку приводит к созданию глубоко конкретной, узнаваемой поэтической картины. В стихотворении "Возвращение весны" приход весны, пробуждение живой природы Державин передаёт через звук — пение соловья и клики журавлей [Державин 1957: 251].

Во втором стихотворении "Лето" птицы — орлы и враны являются живописными деталями и способствуют созданию картины летнего полдневного зноя в деревне, когда вся природа погружена в сон ("Лето" [Державин 1957: 300]).

В ряде стихотворений ("Пеночка", "Снигирь", "Синичка") птица выступает не просто как знак, но как персонификация. Поэт продолжает традиции устного народного творчества. Птица одушевляется, наделяется чертами живого существа, приобретает статус второго лирического субъекта стихотворения. Птичка выступает либо как "мил дружок", которому Державин поверяет свои мысли и переживания ("Снигирь"), либо как прекрасная девушка, в которую влюблен поэт ("Пеночка", "Синичка"). Державин с нежностью обращается к птице — снегирь для него "милый", пеночка — "создание любезно" и т.д. Проводя параллель между птицей и человеком, Державин тем не менее не забывает воссоздать конкретный облик птицы (См., например, описание пеночки [Державин 1957: 278]).

Образ снегиря и синички Державин воссоздаёт через звук. Пение снегиря подобно флейте и напоминает военную песню. Поэтому оно наводит Державина на воспоминания о бранях, о Суворове. Пение синички, напротив, более нежное, связывается в представлении Державина с любовью, любовным томлением. Пение синички передаётся через использование глагола "тиликать", а также через повтор глагола "вздыхать". Вообще образы птиц в перечисленных стихотворениях Державина явно даны в чувствительных, сентиментальных тонах. В этом тоже проявилось новаторство поэта в использовании образа птицы.

Не следует думать, что Державин ограничивается использованием образа птицы лишь как знака и персонификации. Птица относится к одному из древнейших образов и окружена ореолом мифологических представлений. Д. Трессидер, Д. Холл и др. авторы современных словарей отмечают, что птица испокон веков и у разных народов была связана с небесами, Богом, потусторонним миром, выступала как заместитель человеческой души. Эта мифологическая семантика не могла не заинтересовать и Державина, поэта, в чьём творчестве явственно обнаружились предромантические настроения. В стихотворениях "На смерть Катерины Яковлевны...", "Ласточка", "Лебедь" явственно обнаруживается символическая параллель "птица — душа". Птица связывается с представлением о бессмертии души, поэтического творчества, выступает как "проводник" в мир инобытия. В этом плане Державин предвосхищает Жуковского и поэтов-романтиков.

Итак, как показал проведённый нами анализ, образ птицы занимает значимое место в поэзии Державина. В отличие от поэтов-предшественников Державин отказывается от абстрактного, условного пейзажа и осмысления птицы как эмблемы и делает её деталью, знаком узнаваемой картины природы. Поэт делает этот образ живописным, конкретным, стремится воспроизвести мелодику птичьего пения. В то же время поэт не ограничивается использованием птицы как знака. Во многих стихотворениях Державина за первым, конкретным планом изображения птицы открывается второй, символический. Птица у Державина символизирует идеальное начало — бессмертие души, поэта и поэзию, что позволяет говорить, что в трактовке этого образа поэт идёт в русле не только реализма, но и предромантизма.

Литература

Державин Г.Р. Стихотворения. — Л., 1957.

Западов А.В. Поэты XVIII века: (М.В. Ломоносов, Г.Р. Державин). — М., 1979.

Сакулин П.Н. История новой русской литературы. — М., 1919.

Серман И.З. Гаврила Романовмч Державин. — Л., 1967.

Трессидер Д. Словарь символов. — М., 1999.

Холл Д. Словарь сюжетов и символов в искусстве. — М., 1996.

Яндекс.Метрика © «Г.Р. Державин — творчество поэта» 2004—2018
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | О проекте | Контакты