Гавриил Державин
 

Андрамонова Н.А. Синтаксис поэтической речи Г.Р. Державина

Поэтическая речь, базирующаяся на ритмике и метрике, в определенной степени стимулирует набор тех или иных синтаксических структур, и даже, как отмечает Б.В. Томашевский [Томашевский 1959: 26], ритмические законы подчиняют синтаксические. Хотя существует мнение, что один из великих русских поэтов — Г.Р. Державин — "гнул на колено синтаксис, словоударение и самое словоупотребление" (С.Т. Аксаков) [Аксаков 1955: 331], тем не менее "по силе и самобытности таланта" его можно считать "первым русским поэтом XVIII столетия" (Я. Грот), поэтом века уходящего и века наступающего, пушкинского.

"Гиперболический размах" поэтической речи Г.Р. Державина, энергия слога, возвышенность, с одной стороны, и стремление к тесному совмещению мыслей, "чтобы в немногом было сказано много и пустых слов не было" [Державин 1984: 300], с другой, выдвигают в качестве приоритетных определенные синтаксические структуры, и прежде всего однородные незамкнутые ряды, связанные паратактически.

Однородность как емкая и выразительная категория, сочетающая в себе информативность с коннотативностью, плавность с градуированностью, в значительной степени соответствует поэтическому строю речи, отличающемуся симметричностью и повторяемостью.

Язык поэзии Г.Р. Державина, особенно его од, нередко ориентируется на эту категорию, в том числе и на однородность в системе придаточности, позволяющую развернуто представить мысли, чувства, деяния. Антропологизм поэзии Г.Р. Державина предполагает характеризующее начало, реализуемое на уровне атрибутивно-предикативных отношений.

Атрибутивные однородные стиховые ряды с местоимением "который" и его эквивалентами "кой", "кто" в одах Державина довольно объемны; имея распространительное значение, они продвигают стих, сообщая преимущественно не о статических, а о динамических признаках лица, субъекта, нередко значительного (царица, вельможа и т.п.) и всеобъемлющего (Бог).

"Фелицы слава — слава Бога,
Который брани усмирил,
Который сира и убога
Покрыл, одел и накормил,
Который оком лучезарным
Шутам, трусам неблагодарным
И праведным свой свет дарит;
Равно всех смертных просвещает,
Больных покоит, исцеляет,
Добро лишь для добра творит,
Который даровал свободу
В чужие области скакать,
Позволил своему народу
Сребра и золота искать,
Который воду разрешает
И лес рубить не запрещает" и т.д. ("Фелица").

Данный текст членится на три строфы, две из них целиком построены по модели однородного соподчинения, третья включает ее в инициальную часть.

Строфы, строящиеся по этой схеме, могут отличаться семантико-синтаксическим синкретизмом, прежде всего за счет вводящих связующих элементов, например относительного наречия "где":

"Или в пиру я пребогатом,
Где праздник для меня дают,
Где блещет стол сребром и златом,
Где тысячи различных блюд;
Там славный окорок вестфальский,
Там звенья рыбы астраханской,
Там плов и пироги стоят..." ("Фелица").

Здесь наречие "где", находясь в присубстантивной позиции, обеспечивает и пространственную перспективу текста, соотносясь со словом "там" в указательно-дейктической функции.

Помимо атрибутивно-локального сближения, местоименное наречие "где" балансирует по линии относительное/вопросительное (осложненное риторичностью):

"Нашел, но льзя ль не заблуждаться
Нам, слабым смертным в сем пути,
Где сам рассудок спотыкаться
И должен вслед страстям идти,
Где нам ученые невежды,
Как мгла у путников, тмят вежды?
Везде соблазн и месть живет,
Пашей всех роскошь угнетает. —
Где ж добродетель обитает?
Где роза без шипов растет?" ("Фелица").

Характеристика личности (нередко обобщенной) может осуществляться и по линии нежелательных действий и качеств и установки на их потенциальное отсутствие, что маркируется союзами коль, если и частицей не-, тогда как положительный смысл связывается только с союзами и представляется желательным:

"Коль с невинных снял железы,
Ускорил коль правый суд,
Коль отер сиротам слезы,
Не брал лихвы, не был плут,
Делал то, что делать должно,
И без чина ты почтен" ("Время").

Показательно, что и многокомпонентные структуры с однородной подчинительной связью, реализуемой союзом "что", также делают акцент на негативных признаках, которые расцениваются как несвойственные определенному субъекту:

"Но пусть им здесь докажет муза,
Что я не из числа льстецов,
Что сердца моего товаров
За деньги я не продаю
И что не из чужих анбаров
Тебе наряды я крою" ("Видение Мурзы").

Контрастивность, противопоставленность двух точек зрения, ситуаций, моделей поведения представлена и полипредикативными единицами со связующим компонентом пусть (пускай), способствующим передаче авторской позиции, ее акцентированию как предпочтительной.

Следует заметить, что соподчинение придаточных частей достаточно частотно в поэзии Е.А. Боратынского и А.С. Пушкина, который придал этой структуре признаки периода, т.е. перевел придаточность в препозитивный блок, хотя у него представлены и однородные придаточные в постпозиции, в частности оформленные, как и у Г.Р. Державина, по модели "блажен, кто...". Ср.:

1.

"Блажен, воспел я, кто доволен
В сем свете жребием своим,
Обилен, здрав, покоен, волен
И счастлив лишь собой самим;
Кто сердце чисто, совесть праву
И твердый нрав хранит в свой век
И всю свою в том ставит славу,
Что он лишь добрый человек;
Что карлой он и великаном
И дивом света не рожден,
И что не создан истуканом
И оных чтить не принужден,
Что все сего блаженства мира
Находит он в семье своей;
Что нежная его Пленира
И верных несколько друзей
С ним могут в час уединенный
Делить и скуку и труды". ("Видение Мурзы").

2.

"Блажен, кто смолоду был молод,
Блажен, кто вовремя созрел,
Кто постепенно жизни холод
С летами вытерпеть умел,
Кто в двадцать лет был франт иль хват,
Кто в пятьдесят освободился
От частных и других долгов,
Кто славы, денег и чинов
Спокойно в очередь добился,
О ком твердили целый век:
NN прекрасный человек". ("Евгений Онегин").

Структурно эти строфы различаются тем, что А.С. Пушкин не подключает других средств связи и полностью реализует одну модель, избегая союза в последней строфе. У Державина наблюдается развернутость приглагольных связей за счет использования союза "что". Заслуживает внимания содержательный аспект и лексическое наполнение этих строф. Если Г.Р. Державин в определенной мере формулирует свое жизненное кредо и свое понимание нравственности, то у А.С. Пушкина оно предстает как бы в ироническом ключе: благонамеренность и следование житейским идеалам несвойственно ему как личности, хотя, возможно, и привлекательно.

Рассмотренный материал позволяет заключить, что одной из заметных синтаксических единиц в одах Г.Р. Державина является полипредикативная конструкция, основывающаяся на однородном соподчинении. Отличаясь многофункциональностью, она содействует информативному расширению и одновременно незатрудненному восприятию поэтической речи. Основываясь, прежде всего, на атрибутивной семантике, однородность на базе гипотаксиса способствует синтезу атрибутивных и предикативных значений и сосредоточивает внимание на динамических признаках.

При соподчинении однородных придаточных активизируется "незнаменательная" лексика — подчинительные союзы и местоименные слова и становится способом связи строк и строф, обеспечивая их анафорическое единоначатие. В языке од Г.Р. Державина прослеживается четкая взаимосвязь служебных формантов, их целостная подача и — главное — их синкретизм, который проявляется на уровне взаимодействия реляционных значений (атрибутивно-локальных, уступительно-противительных, изъяснительно-определительных и др.), на уровне омонимических и полисемических значений по оппозициям вопросительность/относительность местоименных лексем, а также по линии реальность/потенциальность, утвердительность/отрицательность.

Все это способствует совмещению контрастных и уподобительных смыслов, многозначных, созвучных и противопоставленных слов и отвечает авторской устремленности к истине, добру и гражданственности.

Литература

Аксаков С.Т. Знакомство с Державиным // Собр.соч.: В 4 т. — М., 1955. — Т.2: Воспинание. — С.331.

Державин Г.Р. Избранная проза. — М., 1984. — С.300.

Томашевский Б.В. Стих и язык. — М. — Л., 1959. — С.26.

Яндекс.Метрика © «Г.Р. Державин — творчество поэта» 2004—2018
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | О проекте | Контакты