Гавриил Державин
 

В.М. Юрьев. «Наследие Г.Р. Державина через призму формирования новой России»

Не с легкой ношею, а весь дойдет Державин до позднейшего потомства...

В.Г. Белинский

Человек как «существо общественное» живет в конкретное социально-историческое время, и накладывать на него конкретные черты новых или прошлых эпох немыслимо. Это все равно, что на текст наложить трафарет. Возникнет какой-то новый текст, не имеющий с прошлым никакого родства. В исторической реальности такой трафарет еще более опасен. Он не только ломает смысловое содержание процесса, но и приводит к ложным выводам и суждениям. Но любой период в развитии человечества, тем более конкретной страны и народа, имеет свою идеологию, свою культуру. Как всякая истина, они имеют корни своего рождения, сущностные черты проявления и вектор развития. Следовательно, они имеют неразрывную связь с прошлым и будущим.

Призвание писателей — развивать и направлять духовную жизнь народа, связывать его прошлое, настоящее и будущее, поддерживая уважение ко всему, что дорого человечеству. Особенно остро проявляется эта важная роль литературы на переломных этапах исторического развития.

Ломка старого и рождение нового — всегда процесс болезненный и неоднозначно многогранный. То, чему вчера слепо поклонялись, сегодня выставлено к позорному столбу. В древней пословице сказано: «Не дай Бог вам жить в век перемен».

Недавний период истории для России был особо трагичен. XIX в. и начало XXI в. словно спрессовали время. Начало и середина XIX в. — угасание феодальной Российской Империи. 1861 г. — начало развития капиталистических отношений. 1917 г. — ломка всех постулатов и вступление России в социалистический эксперимент. 1990 г. — уход от социализма и период «дикой демократии». 2000 г. — начало возрождения Новой России.

Сегодня Россия ушла от «лихих 90-х», ушла от переходного периода и транзитарной экономики. Сегодня Россия ушла от стыда за саму себя, от хуления своей истории, от духовной болезни своей культуры. Сегодня Россия иная, качественно иная страна. Но ее идеология, ее культура, ее духовный мир не появились из ничего, у них богатые и прочные исторические корни. Эти корни — патриотизм, духовность, соборность, здравый смысл русского народа. А генное наследие этих корней заключено в русской литературе, православной вере, в особом менталитете нашего населения. Время, как бы жестоко оно ни было, не вытравило из народной памяти, из памяти общества эти постулатные истины. И вновь культ человека, его духовности и нравственности победил всякие «измы» и малограмотные переводы идеологической ереси с немецкого языка. Россия вновь обрела свои родовые черты. Их хранителями были великие русские писатели. Среди них — Г.Р. Державин. Его литературное наследие — это особый культурный пласт. Однако смешивать литератора Державина и Державина — крупного политического деятеля, администратора и вельможу нельзя. Это все равно, что попытаться соединить две половинки зеркала: отражающую и заднюю, темную. Но как эти половинки не могут существовать друг без друга, так и литературное наследие Г.Р. Державина, не только сотворение стихов, но и отражение в них особой ипостаси гражданского величия, веры в Бога и русского человека, не могут существовать без его политических воззрений и внутреннего духовного мира.

Я не филолог и не философ. Моя профессия — экономика, а жизненное кредо — менеджмент и политика. И, простите дилетанта, именно с позиции управления и правления попытаюсь дать свое виденье литературного наследия Г.Р. Державина для настоящего периода развития России — Новой России.

Расцвет таланта Г.Р. Державина совпал с особым периодом в развитии России — эпохой царствования Екатерины II. Именно этот период многими своими сущностными чертами похож на современный этап российской действительности. Вступление на престол императрицы Екатерины II прервало хаотичность и преступную халатность власти. Эпоха Петра I получила логическое и идеологическое продолжение. Орловы, Потемкин, Суворов, Безбородько, Шувалов и другие укрепили российскую историю. Живя в эту эпоху, участвуя в ее великих событиях, Г.Р. Державин как гражданин и поэт не мог не увидеть те исполинские изменения, те исполинские фигуры, те исполинские результаты, которые характеризовали эпоху Екатерины II. Мечты и мысли Г.Р. Державина как гражданина, патриота, певца Фелицы просты и ясны: «Россия — всё, для России — всё, россы — всё для существования светозарного мира». Вот знаменитые строки поэта, в которых он особенно ярко выражает дух своего идеала:

Пусть только ум Екатерины,
Как Архимед, создаст машины;
А Росс вселенной потрясет!

В «Вельможе» и «Монументе милосердия», в «Фелице» и «Водопаде», как и в других своих одах и стихах, Г.Р. Державин простым, новым русским языком, порой высокопарно, порой шуточно, а порой и сатирическим тоном, прославил век возрождения России.

Сегодня мы вновь оказались на переломном этапе истории. Развал СССР, бесперспективный российский либерализм и власть олигархов сменились новой идеологической доктриной. Новая Россия — это носительница великой истории и устремленность в будущее, где ее ждет историческое величие и особая миссия великой державы. Именно державы, а не империи или государства-жандарма. Держава — это прочность, это стабильность, это благополучие для своего народа и гарантия мирного существования государств в глобализирующемся и многополярном мире. Уже вошли в историю имена В.В. Путина и Д.А. Медведева. Век XXI снял духовные оковы с российской культуры.

И этот период мы, как в зеркале, видим в стихах Г.Р. Державина, написанных в веке XVIII. Глубоко веря в несокрушимость России, высокое назначение русского народа и особую миссию российской державы как гаранта мира и взаимопонимания с другими странами, Г.Р. Державин написал:

Афету мир? О труд избранный,
Достойнейший его детей,
Великими людьми желанный!

Действительно, выдающийся поэт не только певец прошлого или настоящего. Его талант позволяет заглянуть в будущее и перенести в него особый дух России, ее великих побед и исторических ошибок. И именно с позиций государственника и патриота, для которого Россия — это не географическое название, а Родина, он предупреждает и свое время, и нас о верности нравственным и общественным идеалам. Именно они, представленные в оде «Властителям и судиям», так созвучны сегодняшнему обновлению и очищению России от коррупции и продажности власти. Так созвучны идеологии «суверенной демократии». Так созвучны новому духовному идеалу Новой России:

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Приверженность Г.Р. Державина духовности русского народа — особая ипостась его литературного таланта и гражданского служения. А она связана, в первую очередь, с верой в Бога и нашей православной религией. Г.Р. Державин в своей оде «Успокоенное неверие» и особенно в оде «Бог» потряс и поразил современников как защитник Божьей правды на земле. Он связал воедино религиозные убеждения и веру в величие России. Исполинская сила великой державы не может быть созидательной без своей национальной идеи и своего духовного единства. Вера в Бога, вера в Божию правду и Провидение — это венец российской духовности, российской культуры и в конечном счете стержень нашего менталитета и нашего исторического предназначения.

С 1917 г. из российского народа стали вытравливать эти его природные, генные черты. Почти 70 лет идеология безверия, атеизма, культ новой коммунистической веры разрушали духовный мир русского человека. Но как нельзя из обезьяны создать человека, так и нельзя человека превратить в обезьяну. Потребовалось чуть меньше 20 лет, чтобы Россия вновь стала православной, чтобы вера в Бога стала нашей неформальной идеологией. И дело не в том, сколько и как люди ходят в церковь, соблюдают или не соблюдают церковные каноны и требования, считают себя воцерковленными или стихийно верующими, главное — они верят в Бога. Верят, что мир и Бог едины.

Вспоминаются кадры из когда-то знаменитого фильма «Все остается людям». Там артист Черкасов, играющий ученого, спорит со священнослужителем, которого играет артист Попов. Ученый утверждает, что все зависит от человека и человек может рассчитывать только на себя. Герой Попова, напротив, говорит о вере человека в Бога и бессмертие души. Прошло более 40 лет с выхода этого фильма на экраны, и сегодня мы отчетливо понимаем, что ученый был неправ, неправ по сути и форме бытия человеческого «Я».

И это также созвучно литературному наследию Г.Р. Державина. Пережив гибельную борьбу страстей в детстве и юношестве, он пережил нравственное перерождение. И войдя в новый образ, став нравственно очищенным и духовно наполненным, Г.Р. Державин в оде «Бог» дает удивительный по прозорливости портрет божественного величия:

О ты, пространством бесконечный,
Живый в движеньи вещества,
Теченьем времени превечный,
Без лиц, в трех лицах божества!
Дух всюду сущий и единый,
Кому нет места и причины,
Кого никто постичь не мог,
Кто все собою наполняет,
Объемлет, зиждет, сохраняет,
Кого мы называем — Бог!

Столь сжато и емко далеко не каждому поэту под силу поведать о том едином и противоречивом, что мы именуем Богом. Веря душой, а не умом или знаниями, человек очищается и перерождает свои нравственные идеалы. Постулаты «Нагорной проповеди» сегодня вновь становятся великими истинами человеческой жизни, теми простыми и ясными потребностями его жизнедеятельности, к которым стремится всякий нормальный человек.

В.И. Гусев дал такое определение образу Г.Р. Державина: «...Державин — сын русского XVIII века, и многое в нем, Державине, намешено от этого века; да, он порою был слишком сыном этого века — атмосферы, нравов, наконец, языка; и это сыграло угрюмую, роковую роль в самых судьбах его поэзии — поэзии, гениальной по замыслу» [1, с. 7].

С таким портретом великого человека трудно согласиться. Да, Гаврила Романович Державин — сын своего времени. А кто из людей не сын своего времени, кто не живет его историей и культурой, кто не подвержен его ментальности и моде? Но именно понимание сущности окружающего мира делает человека и краеведом своего времени, и пророком. Г.Р. Державин как государственник, как патриот, как администратор на своей судьбе испытал все величие и многомерность, невежество и просвещенность, духовность и безверие XVIII в. Но он при этом великий поэт, и его литературное наследие не «угрюмо». Напротив, оно прозрачно, чисто, талантливо. Г.Р. Державин как великий поэт не скрывается в аморфной и безликой лирике. Его поэзия отражает конкретную жизнь, конкретные события, конкретных людей. И при этом они не фотография, а динамичная модель, устремленная в будущее. Именно эти ее родовые черты делают Г.Р. Державина не только русским поэтом XVIII в., но и великим русским поэтом, чьи стихи не имеют по сути временных оков и чей смысл ясен и понятен, важен и злободневен во все времена и периоды жизни России и окружающего ее мира. В подтверждение этого вывода обращаюсь к наследию великого исследователя творчества Г.Р. Державина, заведующего кафедрой словесности Александровского лицея в Санкт-Петербурге академика Я.К. Грота.

В монументальном девятитомном собрании сочинений, изданном Яковом Кирилловичем Гротом в 1864—1883 гг. и сопровождавшемся биографией Г.Р. Державина, дан творческий и государственный портрет великого сына XVIII в. Но Я.К. Грот сумел, в отличие от многих других исследователей, особенно периода «социалистического реализма», разглядеть футурологическую сущность литературного наследия Г.Р. Державина. В финале его биографии Грот написал: «...В минуты творчества он служил великим идеям человечества с таким жаром, какого мы не замечаем ни у кого из других поэтов. Силою своего пламенного воображения, своей здравой мысли и резкого слова он переносит нас в тот высший нравственный мир, где умолкают страсти, где мы невольно сознаем ничтожество всего житейского и преклоняемся перед духовным величием. Таково содержание главных од Державина: несмотря ни на какие измерения времени, ни на какие успехи просвещения и языка, образы, им начертанные, сохраняют навсегда свою яркость, и до тех пор, пока идеи Бога, бессмертия души, правды, закона и долга будут жить не пустыми звуками на языке русского народа, до тех пор имя Державина как общественного деятеля и поэта не утратит в потомстве своего значения» [2, с. 685].

Список литературы

Гусев В.И. «Чрез звуки лиры и трубы» // Державин Г.Р. Стихотворения / вступ. ст., сост. и примеч. В.И. Гусева. Воронеж: Центр.-Черноземное кн. изд-во, 1980.

Грот Я.К. Жизнь Державина. М.: Алгоритм, 1997. (Серия «Гений в искусстве».)

Яндекс.Метрика © «Г.Р. Державин — творчество поэта» 2004—2018
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | О проекте | Контакты