Гавриил Державин
 

«Избави Бог жить только для этого мира»

Лев Николаевич видит цель жизни во внутреннем совершенствовании, в раскрытии божественных свойств человеческой души через творчество. Для проявления растущего духа должны возникать всё новые и более совершенные формы жизни, а это требует земного творчества. Поэтому вся человеческая культура, во всех её многообразных проявлениях, есть необходимое условие для внутреннего роста человека. Пролистаем некоторые страницы «Дневника» яснополянского жизневидца и проникнемся глубиной его миросозерцания:

«Жизнь есть просветление, снимании покровов с сущего. Оно стоит неподвижно, но вокруг него всё просветляется, снимаются покровы, оно познает всё новое и новое и ему кажется, что оно движется и что его жизнь в этом движении. Если бы оно было одно, то просветление это было бы просветление, а не казалось бы движением. Но оно не одно, оно просветляется среди различно просветляющихся существ, и эти различные степени просветления дают понятие движения во времени, которое есть только отношение просветлений. Доступные моему наблюдению просветления совершаются в кругах спиральных, циклах, кругах, постепенно просветляющихся.

Сравнить это можно, с теплом, светом, заключенным в оболочки льда, вообще тающего от тепла вещества различной толщины. Я одна из таких частиц тепла и света и, по мере таяния оболочки, вижу все более и более другие частички тепла, растопляющие свои различной толщины оболочки. Это происходит в людях, я наверное знаю по себе. Знаю, что это происходит в животных, догадываюсь, что это происходит в растениях, предполагаю, что это происходит в том, что далеко от меня (так не видна мне тающая оболочка), что я считаю эти тела неживыми — как планеты, звёзды и атомы. Просветления совершаются в отдельных частях — личностях, и в соединении частей: в клетках и в теле человека, в отдельных живых существах и во всей планете с её обитателями животными и растительными. (Не хорошо. Но то.)»1.

И далее: «О том же, о просветлении. Я, постепенно просветляясь (живя), выражаю себя. То же происходит для рода людей: я, просветляясь, выражаю род всех моих предков. Весь мир (на мой взгляд), просветляясь (живя), выражает всё прошедшее мира. Какая это линия? Т. е. всё это просветление идёт ли всё вперёд и вперёд по прямой только потому, что это бесконечно большая, замыкающая кривая, или это — прямая, которая для меня бесконечная, не имеет смысла, но не бессмысленна для бесконечного Разума. Для меня это всё спирали, оси которых составляют все большие спирали, оси которых ещё больше, и так до бесконечности. Я не могу и должен не мочь понять всё. Но я знаю направление и движение, знаю главное, что я, истинный я, не бесконечен, не бессмыслен, но я сущий и стою неподвижно, а то, что мне кажется, что я движусь и всё движется, есть только просветление, в чём жизнь. И это важно и нужно. (Дурно написано, но для меня и для всех, кто войдут в мой ход мыслей, понятно.)»2.

«Всё на свете растёт, продолжительно изменяется, делая спиральные круги. Так, по крайней мере, нам кажется; и жизнь людей — круг спирали завершается в этой жизни, — так и животные и растения и планеты»3.

«Сейчас почувствовал верность, близость, радость смерти, т. е. перехода в другую жизнь. В будущую жизнь можно смотреть через два окна: одно внизу, на уровне животного: в окно это виден один ужасный мрак и страшно; другое окно выше, на уровне духовной жизни, и через него открывается свет и радость»4.

«Вся жизнь была увеличение и укрепление своего божественного сознания. Как же может оно уничтожиться? Мы не сомневаемся в том, что в матерьяльном мире ничто не исчезает, ни материя, ни энергия. Как же думать, что уничтожится духовное существование? Мы думаем так только потому, что не верим в духовное существование, и ещё потому, что не видали, во что оно претворяется, как видим силу, переходящую в тепло и т. п., потому что претворяющееся — мы сами.

Можно только сказать, что новая жизнь начнется так же, как эта, уяснением своего положения в новых условиях.

Мы смотрим на смерть, как на что-то прекращающее жизнь, а она такое же будущее, как следующий год, и так надо смотреть на неё»5.

«Жизнь, которую мы знаем, есть постоянное увеличение блага по мере увеличения любви. Это не только основное свойство жизни, но сама жизнь. И потому если мы предполагаем жизнь за гробом, то эта жизнь должна быть в основе такая же, как и та, которую мы знаем, хотя и в формах теперь не постижимых для нас»6.

«Жизнь настоящая, духовная, есть основа на которой вышиваются различные узоры: болезни, страдания, потери. И если основа настоящая, — узоры только разнообразят, украшают ковёр, но не разрушают его»7.

«Так ясно видна ближайшая задача жизни. Она в том, чтобы жизнь, основанную на борьбе и насилии, заменить жизнью, основанной на любви и разумном согласии. И огромный матерьял, который должен духовно переработан для этого, лежит нетронутым ещё в рабочем народе всех рас и вер»8.

«Есть ли будущая жизнь? Будущая не знаю. Знаю то, что есть Бог, по воле которого я вступил в эту временную жизнь и живу в ней. Кончится эта временная жизнь по воле Его же. Стало быть я буду опять в Его воле. Так что: от Тебя исшёл и к Тебе иду, или скорее: я всегда был в тебе и остаюсь в Тебе. В этом ответ»9.

«Смерть есть уничтожение «я», т. е. отделённого и потому матерьяльного, или скорее иллюзии чего-то реального, т. е. материального существа. В действительности уничтожаются только пределы, вроде освобождения сжатого пара или газа. Он исчез, и, кажется, что он уничтожился, но он только вступил в новые соединения»10.

«Да, несомненно, люди должны переживать три степени ясности сознания. Первая — когда ограниченность божественной силы в тебе принимаешь за божественное существо. Не видишь связи с бесконечным началом. Второе, когда видишь, что сущность твоей жизни есть дух, не отрешившись от понятия своей отдельности, думаешь, что дух в теле — отдельное существо — душа. И третье — когда сознаёшь себя ограниченным проявлением Бога, то есть единственного истинно существующего вневременного и внепространственного. От этого три рода жизни: а) жизнь для себя, б) жизнь для людей, в) жизнь для Бога. От непонимания этого споры, несогласия, ошибки, осуждения, Как ребёнку грудному, находящемуся на первой ступени, я не могу внушить необходимости помнить о других людях и сдерживать себя, так и человеку, живущему для людей, будут непонятны доводы о том, что надо жить для Бога, хотя бы это было несогласно с доводами людей. От этого все несогласия и осуждения. Старайся вообще поднять брата на более высокую ступень, но не требуй от него согласия с доводами из той области, которая ещё чужда ему.

Да, человек не свободен, и люди не свободны, но они все идут к большей и большей свободе, к высшему знанию — в этом жизнь»11.

Примечания

1. Толстой Л.Н. ПСС. Т. 55. С. 82 — 83.

2. Там же. С. 84..

3. Толстой Л.Н. ПСС. Т, 54. С. 101.

4. Там же. С. 101.

5. Там же. С 102.

6. Там же. С. 106.

7. Там же. С. 106.

8. Там же. 116

9. Там же. 118.

10. Там же.118.

11. Толстой Л.Н. ПСС. Т. 55. С. 4.

Яндекс.Метрика © «Г.Р. Державин — творчество поэта» 2004—2018
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | О проекте | Контакты